Муниципальное учреждение культуры Лого Центральной публичной библиотеки Новоуральска Публичная библиотека Новоуральского городского округа
Страницы читателей
Страницы библиотекарей
Страницы читателей / Главная / В калейдоскопе эпох и событий / Родословная вещей / Головной убор
Родословная вещей

Головной убор


История головного убора

Нет предела разнообразию того, что люди в разных уголках мира водружают себе на голову — от легких шапочек, закрывающих только темя, до громоздких уборов чуть ли не в метр высотой. Объединяет их лишь одно — все они служат не только защитой от холода и солнца, но и показателем статуса своего обладателя.
Когда и кто первым надел головной убор, можно определить лишь примерно. С окончанием ледникового периода людям, избравшим местом жительства север, пришлось придумывать защиту от холода и ветра. Наряду с шубами и накидками появились меховой капюшон и шапка-малахай. Тогда же степные кочевники создали войлочный колпак с наушниками - прототип знаменитого русского треуха или шапки-ушанки. У жителей южных стран была другая проблема — жаркое солнце, от которого спасали шляпы с широкими полями. Первой такой шляпой стал греческий петасос, который, согласно легенде, изобрел хитрый бог Гермес. От него произошли все стетсоны, сомбреро, панамы и другие шляпы Старого и Нового Света. Азия изобрела другой фасон — маленькую шапочку, закрывающую лишь темя, тюбетейку и кипу.
Но задолго до всего этого головные уборы выполняли другие задачи, например, удерживали волосы, которые нельзя было остригать как источник силы (у мужчин) или плодородия (у женщин). Отросшие волосы мешали видеть, есть и работать, а порой и угрожали жизни, как это было с библейским Авессаломом, который, убегая от погони, запутался волосами в ветвях дерева. Поэтому их начали стягивать в узел, заплетать в косы, склеивать в причудливые прически, украшенные бусами, ракушками и перьями. Первые головные уборы были сделаны из собственных волос, подобные и сейчас существуют у нуэров и лангов Южного Судана. Высота их достигает полуметра, а вес — нескольких килограммов. С появлением ткани стали скреплять волосы лобной повязкой или платком, а бедуины Аравии соединили и то и другое, придумав исключительно удобную в условиях пустыни куфию. Дальше к востоку платок превратился в многослойный тюрбан, или чалму.

По другому пути шло развитие головных уборов в Древнем Египте, где шапки по-прежнему делались из волос, но только чужих. Все египтяне и египтянки, кроме рабов, брили головы, а из отходов делали парики, которые на ночь снимали — гигиенично и удобно. Правда, жрецы парики не носили, а фараон вместо него надевал клафт - бело-голубой полосатый платок, символ власти. Была у него и настоящая корона, сделанная из тыквы-горлянки, предтеча всех последующих корон, венцов и тиар. Во все века их старались делать более дорогими и громоздкими, короли и особенно королевы порой буквально теряли сознание от тяжести этих драгоценных «шапок». Так случилось с королевой Викторией, когда ей во время коронации в 1838 году водрузили на голову золотую корону весом семь килограммов. Кстати, русская шапка Мономаха, изготовленная в XV веке, весит всего 698 граммов, хотя ее украшают более 6о драгоценных камней и соболья опушка.
Египтяне изобрели и другую функцию головных уборов - определять место их носителя в табели о рангах. Вельможи фараона сообразно своему статусу украшали парики яркими перьями и самоцветами. Позже китайский император уже официально присваивал своим придворным право носить на шапке перья павлина, жемчужины, шарики из нефрита и коралла, чтобы важную персону было видно издалека. Индейцы Северной Америки гордились не придворным рангом, а числом снятых скальпов, которое определяло количество воткнутых в волосы орлиных перьев. Правда, вожди, независимо от своей храбрости, надевали целый перьевой венок - тот самый, что сегодня продается в любой сувенирной лавке американского Запада. Убор символизировал Солнце, а также, как считалось, защищал от стрел и даже от пуль, правда, в войнах с бледнолицыми индейцы быстро убедились, что это не так.
У некоторых племен орлиные перья заменялись рогами бизона, а у семинолов Флориды - шапкой из кожи крокодила. В Африке вожди украшали голову ермолкой из шкуры леопарда, на Гавайях — шапкой из перышек красного кардинала, в Новой Гвинее - перьями райской птицы. Были и менее эстетичные головные уборы. Воины разных народов носили маски, сделанные из снятой с головы кожи или черепа убитого животного, от которых, по преданиям, они вели свой род (например, волка, медведя или льва). Тем самым воины не только обеспечивали себе связь с предками, но и запугивали врагов оскаленными мордами хищников. В дальнейшем изображения этих животных начали делать из металла, дополнительно защищая голову от удара. Так появился шлем, превратившийся позже в солдатскую каску, — еще один головной убор, востребованный, к сожалению, и в наше время.
Не так-то легко, особенно в бою, носить на голове череп быка, да еще с рогами. Но не легче и священнослужителям разных религий, например тибетским монахам, носящим войлочные шапки высотой до метра. По цвету шапок различаются буддийские секты, в том числе желтошапочная гелугпа, к которой принадлежит далай-лама. В исламе зеленую чалму носят только паломники, побывавшие в священной Мекке, а у сикхов тюрбан (обычно синего цвета) — непременный признак мужчины, наряду с гребнем и кинжалом. В Средней Азии по узору тюбетейки еще недавно можно было определить не только национальность человека, но и область, из которой он приехал. Есть народы, тесно связанные в массовом сознании со своими головными уборами. К примеру, вьетнамца обычно изображают в конусовидной соломенной шляпе, араба — в куфии, турка — в феске. Хотя на самом деле феска родилась в Марокко, а туркам запрещено носить эти круглые шапочки со времен основателя республики Ататюрка. И если киргизский колпак или грузинская сванка легки и удобны, то национальный убор индийской народности нага, похожий на индейский - с перьями и рогами, весит до восьми килограммов.
Однако первое место по тяжести прочно удерживают женские головные уборы, особенно свадебные. У народа гереро в Намибии женщины надевали на свадьбу кожаный шлем, увешанный спадающими до пят бусами из раковин и слоновой кости, — все это весило до 10 килограммов. Не меньше был вес двурогих шапок монгольских невест и казахских саукеле - высоких войлочных тиар, щедро украшенных серебром, жемчугом и кораллами. Высота их достигала 70 сантиметров, а стоили они дороже сотни лошадей — при том, что их надевали всего один раз и никогда не передавали другим, чтобы не отдать вместе с ними свое счастье. Китаянки, обычно не носившие головных уборов, на свадьбу надевали «фениксову шапку» из шелка, расшитого золотыми фениксами и драконами. Не менее колоритны уборы невест у народностей Южного Китая — ли и чжуанов — большие шляпы-венцы, украшенные бумажными цветами, монетами и колокольчиками. Их носили и после свадьбы; по мелодичному звону муж всегда мог догадаться, где находится его благоверная.
На Руси свадебный венец с лентами был легким, зато головные уборы замужней женщины отличались тяжестью, а главное, носились постоянно - появиться на людях без них, опростоволоситься, считалось позором. Уборов было великое множество: высокие кокошники, островерхие шишаки, рогатые кики, сороки в форме каблука. Их украшали жемчугом, бисером, цветным стеклом, а то и драгоценными камнями. Чем богаче была женщина, тем тяжелее и выше делали ее головной убор. Впрочем, у мужчин было то же самое — бояре гордились своими «горлатными» шапками высотой в полметра.
Кавказские горцы старались перещеголять друг друга высотой папах, мексиканцы - шириной полей сомбреро. А в средневековой Франции знатность дам определяла высота их эннена — высокого колпака с вуалью. Эннены делали из жесткой бумаги или накрахмаленного льна, а поверх натягивали шелк или другую дорогую ткань. К нему прикрепляли длинную вуаль, которая иногда закрывала и лицо. Мужчины в ту эпоху носили внушительных размеров бархатный берет, украшенный жемчугом и страусовыми перьями.
На смену берету пришли треуголка, цилиндр, боливар, а сменившая эннен дамская шляпка стала настоящей царицей моды. Еще в XVIII веке шляпы парижских модниц стали если не самыми тяжелыми, то уж наверняка самыми громоздкими головными уборами за всю историю. Отпуская на волю фантазию, их обладательницы носили на своих прелестных головках корабли под всеми парусами, многобашенные замки и целые композиции наподобие «Изгнания Адама и Евы из рая». Часто все это великолепие помещалось не на шляпах, а на громадных пудренных париках. Не раз накануне бала слугам приходилось срочно расширять парадные двери, иначе дамы с громоздкими прическами просто не смогли бы туда войти. В следующем столетии нравы стали скромнее, но любое светское мероприятие все равно превращалось в состязание модных шляпок. Их было бесчисленное множество - чепцы, тюрбаны, маленькие «токи» с перьями-эгретами, крохотные «биби» и алые мушкетерские береты (в таком блистала на балу Татьяна Ларина). Мужчины были куда скромнее: цилиндры, котелки, а на отдыхе — соломенные канотье. Западная мода проникла в самые отдаленные уголки мира, правда, в довольно неожиданных сочетаниях. Например, цилиндры, расшитые бисером, приобрели популярность у африканских вождей, а индеанки аймара в Боливии до сих пор носят такие же черные котелки, как лондонские клерки.
Мы считаем, что мода двадцать первого века самая быстроногая: цвета, фасоны, ткани меняются каждый сезон. Но, оказывается, в начале девятнадцатого века женская шляпка могла сменить фасон тридцать раз за один сезон! Если бы платья претерпевали такие же головокружительные изменения, ни женским портным, ни кошелькам мужей было бы за такой модой не угнаться. Сделать шляпку по болванке, преобразив ее модным атрибутом, удлинив или укоротив поля, было все же проще и намного быстрее.
В середине девятнадцатого столетия наблюдается расцвет шляпного искусства, перенятого модистками у мастеров шляпных дел, мужчин. Шляпа классической формы с полями пришла к нам безусловно из мужского гардероба. К концу девятнадцатого века она стала уступать свое место разнообразным необычным фасонам, а потом опять вернулась. Коко Шанель на мужской шляпе загнула побольше поля по всей окружности и оживила цветами, лентами и пряжками.
Русские дамы любили шляпы и шляпные магазины. Вот как иронизирует над страстью к шляпной моде Тэффи: «Самый центр, самый пульс жизни представляют шляпные магазины, где перья, птицы, цветы, ленты и еще многое, „чему названья нет“, вертится, поднимается, опускается, примеряется. Странные шляпки бывают на белом свете. Иная, посмотришь, шляпа, а вглядись в нее — целая трагедия: на отогнутых полях, конвульсивно подняв лапы, беспомощно раскрыв клюв, умирает какая-нибудь белая или желтая птица. А тут же рядом, „сияя наглой красотой“, расцветает букет гвоздики».
Шляпное искусство в Европе продолжает процветать и удивлять публику. Но на наших улицах женщина в шляпе — экзотическая птица. Надеть настоящую шляпу, а не бейсболку или простенькую нашлепку из соломы от солнца, может позволить себе только женщина с безупречным вкусом. Если вы все же решили надеть шляпу, следует знать, что маленькие поля не способны украсить женщину небольшого роста с округлым овалом лица. Ей нужны поля пошире. А ковбойская шляпа подходит и пышечкам, и дамам высокого роста, но не непременно скуластеньким. Вообще женщинам почему-то чисто мужские шляпы идут даже больше, чем женские, украшенные цветами и прочей нежной атрибутикой.
Суть самой распространенной мужской шляпы, ковбойской, совсем не в том, чтобы придать бравый вид или показать его социальный статус. Это обязательная часть костюма ковбоя, иными словами, пастуха. Она защищала его голову от дождя и снега, спасала на скаку от хлещущих веток, служила хлыстом, котелком для воды и помогала раздувать костер. Вдруг эти знания вам, рискнувшим надеть ковбойскую шляпу, когда-нибудь пригодятся?
За многие тысячелетия человеческой истории головным уборам приходилось быть и предметами сугубо практическими, и символическими, и комическими, и патриотическими, шутовскими и политическими. Их то преследовали, а то надолго предавали забвению. Редко какая другая деталь одежды выражала с такой силой дух времени, вкусы и представления людей и особенно их социальное положение и социальные претензии.
Если в древности головной убор являлся символом положения человека в обществе, то сегодня это просто необходимая деталь нашего гардероба, которая может быть красивой и приятной. Она, как мы выяснили, имеет длительную и интересную историю происхождения.

Литература:
  1. Буровик  К. А. Родословная вещей. — М. : Знание, 1991. 232 с.
  2. Жилина  Н. Русский ювелирный убор / Н. Жилина // Родина. — 2002. — N 11/12. — С. 160-165 : ил.
  3. Кирсанова  Р. Все дело в шляпке / Р. Кирсанова // Родина. — 2003. — N 7. — С. 98-99 : ил.
  4. Шохина  Т. Шляпка, вернись! / Т. Шохина // Крестьянка. — 2005. — N 10. — С. 88-92.
  5. Эрлихман  В. Дело в шляпах! / В. Эрлихман // Вокруг света. — 2009. — N 1. — С. 14- 22 : ил.


 

 наверх

Ищите на сайте:

В калейдоскопе эпох и событий
В Центральной публичной библиотеке г. Новоуральска
Полезные ресурсы


Редкое издание энциклопедии по истории Российской империи наложенным платежом, книги on-line, книги PDF.


© Разработка и поддержка — студия Виталия Комарова «Vitart»